Верный спутник полнолуния и его собратья

Оборотень присутствует в мифологии любой культуры. Благодаря современным фильмам и книгам складывается не совсем верное мнение об этих существах. Создается образ пылкого красавца, по собственной воле в любой момент превращающегося в огромного волка и встающего на защиту друзей. Легенды говорят иное: оборотень далеко не всегда мог принимать звериный облик по желанию, и не собирался никого защищать. У него своя, сложная, заслуживающая внимания дорога. 

Славянский волк-оборотень

В мифах разных стран оборотня называют по-разному. Славяне кликали его волкодлаком, волкулаком: из названия уже понятно, что перекидыш принимал облик волка. Считается, что внешне отличить настоящего зверя от оборотня очень сложно, но все же что-то в их поведении не совпадает, и позволяет распознать опасную подмену. Хотя тут «бабушка надвое сказала»: волколак в большинстве случаев сохраняет человеческий разум, и способен контролировать свои действия; только дар речи у него пропадает.

Оборотней-волков можно разделить на три группы:
  • обращенные: те, на кого была наброшена проклятая волчья шкура или заговоренный пояс. Перекидышу поневоле могло не посчастливиться: он когда-то прошел через заклятую дверь. Период обращения мог длиться и день, и неделю, и несколько лет, но в итоге колдун все равно добивался своего. Есть легенда о целой свадьбе, которую колдуны превратили в волков. Те, кого обратили насильно, в большинстве своем не присоединяются к волчьим стаям, и не едят ни сырого мяса, ни падали: питаются тем, что удается украсть у людей. Они ждут, что кто-нибудь изыщет способ и вернет им человеческий облик;
  • колдуны и ведьмы: они обращались в зверя добровольно, так как знали способ вернуться к нормальной жизни. Само слово «перекидыш» говорит о проводимом обряде превращения: колдун перекидывался сам или перебрасывал через себя некий магический предмет, и читал заклинание. В волчьей шкуре он прекрасно понимал, что делает: чаще всего оборотень имел на кого-то зуб, и предпочитал рассчитаться с обидчиком звериными клыками. Обратное превращение не составит колдуну труда, если все атрибуты обряда окажутся на прежнем месте: ритуал проводится «задом наперед», и вот уже на месте лютого зверя стоит вполне нормальный человек. Наиболее известен обряд с перекидыванием через пень: колдун, читая заклинание, кувыркался через пень, в который был воткнут нож. Провести обратный ритуал можно было до тех пор, пока нож оставался в пне: если кто-нибудь его вытащит, то колдун обречен был бегать в серой шкуре до конца своих дней;
  • третья категория — проклятые; самая непредсказуемая и, в отличие от других, обреченная на звериное житье. Самые опасные из всех, так как не способны контролировать свое поведение; будут нападать и на домашний скот, и на людей — способны задрать даже близкого человека. Проклятие не обязательно насылалось колдуном. Беременная женщина могла съесть волчьего мяса, или мяса животного, которое растерзал волк; или даже просто увидела этого зверя. Тогда у нее рождался ребенок с волчьей шерстью на голове, и прочими признаками зверя. Либо это родовое проклятие, обеспечившее одному из потомков веселую жизнь, да такую, что после ночной охоты на деревенских жителей несчастный волколак ничего не помнил из происходившего.

Если оборотня удалось распознать, а еще лучше — узнать, то появлялся шанс спасти насильно обращенного или проклятого человека. Предки знали десятки способов обратного превращения, причем необязательно быть волхвом, чтобы провести нужный ритуал. Иногда достаточно было просто позвать волкодлака по имени, чтобы он услышал людской зов и человеческий разум превозмог звериные повадки; в иных случаях волка нужно было накормить домашним хлебом: напомнить вкус человеческой пищи. Оборачивали поясами, надевали свою одежду (накинутая волчья шкура превращала человека в зверя, а человеческое платье оказывало обратный эффект), перекидывали через волчий хребет пояс, грабли или вилы.

Молва наделила оборотней не только колдовским происхождением, но и нечеловеческими способностями. Считалось, что человек в зверином обличье гораздо сильнее и быстрее любой из своих ипостасей по отдельности.
Однако волколак не бессмертен. Вряд ли найдется смельчак, который сумеет одолеть его в равном бою; но можно попробовать ранить оборотня, и, вычислив его позднее среди людей, убить. Славяне (и не только они) верили, что рана, нанесенная волку, будет мучить и человека. Хороший пример есть в гоголевской «Майской ночи»: панночка отрубила лапу черной кошке, которая хотела ее задушить, а через несколько дней увидела перевязанную руку мачехи. Знаменитая серебряная пуля появилась позднее, а предки справлялись с недружелюбными существами «по старинке»: отсекали голову. К крайним мерам прибегали в том случае, если вернуть оборотня в мир людей не представлялось возможным.

Европа, Армения

Оборотни Западной Европы мало чем отличались, разве что зазывали их немного иначе: вервольфами, вилктаками. Вилктака можно легко распознать даже в волчьем облике — у него оставались зубы человека, а на груди имелось светлое пятно, словно след от шейного платка. Латыши верят, что если проклятый колдуном вилктак простоит на коленях целый век, при этом не шелохнувшись — заклятие спадет. Останется ли человек жить, или рассыплется прахом — история умалчивает. А в Смоленской губернии считали, что по возвращении перекидыш оказывается обнаженным, так как одежда за годы истлела и изорвалась; он не может нормально разговаривать и двигаться, и только домашняя еда и одежда помогут ему вернуться в прежнее состояние.

Чем быстрее удавалось возвратить оборотня в общество людей, тем больше было шансов на его восстановление в качестве полноценного члена общества. Долгое пребывание в волчьей шкуре не приносило пользы: оборотень «зависал» между двумя мирами, волчьим и человеческим, не принадлежа ни к одному из них. В Европе (особенно во времена инквизиции) с этими существами никто не церемонился: при малейшем подозрении в колдовстве сжигались целые семьи. Только к концу XVII века прекратились гонения людей, внешность которых чем-то не нравилась их соседям. Это могли быть чересчур жесткие волосы, обильная растительность на лице и руках, выступающие позвонки и тому подобные мелочи. Если бы мы сейчас взяли эти признаки за неоспоримое доказательство того, что один из соседей — оборотень, то население земного шара резко пошло бы на убыль.

Немного отличается от своих сородичей мардагайл, хотя бы тем, что в этом случае волчий облик принимали женщины. На мой взгляд, мардагайлом пугали непослушных детей, так как обращенная волчица якобы ими и питается. Легенда зародилась в Армении, где прогневившая бога женщина была им проклята и начала пожирать свое потомство, а затем и детей родственников. Жутковатая история, но на то они и детские страшилки. Более красивое поверье, связанное с мардагайлом, гласит, что один из прохожих ударил оборотня в грудь, и брызги крови образовали Млечный Путь.

У французов по болотам и лесам бродит ругару, или лугару — человек со звериной головой. Обычно это волк, собака, корова, и даже свинья или цыпленок. Легенды гласят, что ругару становятся те, кто не соблюдал пост в течение нескольких лет, и те, кто продал душу дьяволу. Ругару проклят на 101 день, по окончании этого срока ему можно вернуть человеческий облик. К слову, он и был в нем: днем лугару выглядит как обычный человек, а ночью словно выворачивается наизнанку, принимая облик монстра. Довольно сбалансированное существо: насколько раздражительный и вспыльчивый ругару в человеческом обличье, настолько же он старается себя сдерживать в зверином. В некоторых местах ругару поклонялись как одному из проявлений силы Матери-Земли. Именно на этого оборотня действовало серебро, а убить его можно «обычным» способом: застрелить, заколоть ножом или сжечь.

Шотландия и Ирландия

В этих краях обитают очаровательные шелки — настоящее воплощение сказки о царевне-лягушке, с той разницей, что шелки принимают облик тюленя. Раз в 9 дней они выходят на берег и сбрасывают с себя тюленьи шкуры, обращаясь в красивых темноволосых людей. Если забрать у шелки шкуру, то можно взять его в супруги. Один из рыбаков так и поступил: красавица-жена прожила с ним несколько лет, но ее сильно тянуло в море. Однажды шелки нашла свою спрятанную шкуру, и сбежала от семьи в море, встретившись по пути с мужем, возвращавшимся с рыбалки. Шелки миролюбивые, но мстительные: могут наслать шторм или перевернуть лодку обидчика.

Япония

            Отдельной строкой в ряду разномастных оборотней стоят японские кицунэ. Отличий много: во-первых, это не волки, а лисы; во-вторых, они очень часто помогают людям; в-третьих, не человек превращается в лису, а лиса в человека…
            Кицунэ чаще всего превращается в девушку. Она может даже выйти замуж за обычного человека, и родить ему вполне нормальных детей. По неписанным законам (скорее всего, муж просто был ошарашен) кицунэ покидает возлюбленного, если каким-то образом раскрылась ее демоническая лисья сущность. У этого существа может быть от одного до девяти хвостов: чем она старше, тем их больше. Сохранилась легенда о демоне-лисице, которая счастливо прожила с мужем-человеком несколько лет и родила ему двоих малышей. Как-то она испугалась собаки во дворе, и непроизвольно приняла свой истинный облик, чтобы спрятаться. Когда кицунэ собралась уйти, муж ее не отпустил. Любовь не знает преград.
Лисы-оборотни владеют огромным количеством знаний, и не меньшим запасом магических сил. С возрастом кицунэ может стать кюби — Хранителем человека, и помогать ему во всех начинаниях. Любят лисы и пошалить, подшучивая над жадными торговцами и чересчур гордыми самураями. Таким персонажам встреча с кицуне принесет только стыд и позор.

Еще один житель островов — Тануки, оборотень, принимающий облик енотовидной собаки. Японцы считают, что Тануки не дурак выпить, поэтому изображают его со значительным брюшком. За счет этой черты характера он стал своеобразным хранителем питейных заведений; также он покровительствует торговле. Скорее, это даже не столько оборотень, сколько божок низкого ранга: у Тануки нет отрицательных черт.

Америка

Не столько превращение в зверя, сколько отождествление с ним и почитание силы и красоты ягуара — вот что было в индейской культуре. У ольмеков ягуар занимал центральное, самое почетное место пантеона. Майя считали этого зверя своим прародителем, из четверых первых людей трое носили имя ягуара. У ацтеков верховный бог Тескатлипока умел обращаться в ягуара, а пятна на его шкуре совпадали с картой звездного неба. Бразильцы приравнивали зверя к греческому Прометею, но он принес им не только огонь, а еще и оружие. 
            Племя матисов, обитающее в амазонских джунглях, так и называет себя — люди-ягуары. Считая красавца-зверя своим прародителем, матисы прокалывают ноздри деревянными палочками, имитируя таким образом усы, и наносят на тело татуировки, изображающие звериную шкуру.

Всегда склонялась к мысли, что множество поверий, возникающих касательно одного персонажа, не появляются на ровном месте. Значит, действительно есть (по крайней мере — были) подобные существа. Оборачивались они сами, или им «помогали», охотились они на людей или защищали их — никогда не узнать достоверно. Придется довольствоваться мифами разных стран, и очень хочется верить, что они содержат хоть сотую долю правды.

Источник